Надеюсь, история этой «охоты» будет поучительной. Так как пестрит всякой шелухой, которая может облететь, и облетала – с наших самоуверенных мощных тел, умов и снаряжения.

Началось всё с того, что моих два хороших карефана, Саша и Толя – встретили на своём трофейном пути то, что заставляет нас иногда вставать ночью. Для того чтобы под недоумённые взгляды домашних — чуть-чуть доточить гарпун, подкачать ружьё, пересмотреть всю навесную хрень, начиная от шнуров и карабинов, заканчивая креплениями ножа и его остротой. Сии достойные мужи сделали всё, что было в их силах, чтобы дать достойный бой встреченной рыбе.Хорошие ружья, закачка, оснастка, и самое важное – достаточное хладнокровие для уверенного, грамотного выстрела. Но, видимо та «биполтина» не зря дожила до своего века и веса, чтобы не использовать все шансы на уход от победной фотосессии на берегу. Итог боя – два погнутых гарпуна и два, разорванных одним вопросом мозга – КАК такое могло произойти!?

Длинна бойца, по обоюдным прикидкам составляла 3-3,5метра. Вес — «хер его знает…в районе ста…а может больше». Из того, что и как я понял –ошибок у ребят не было. Ни в контрольном выстреле, ни в первом. Можно, конечно,сейчас умничать что «можно было выстрелить туда/сюда» — но это всё философия.Моё мнение – всё было сделано по одному из правильных вариантов, и я, скорее всего – действовал бы точно так-же.

Лично я думаю, по описанию случившегося – что сом, далеко ещё не вымотанный – получив второй гарпун, как этап к реинкарнации – не очень поверил в оную. А может просто не захотел оставлять конкурентам при этой жизни –не прореженную тайную грядку с вкусными раками. Вместо благородной смерти от второго гарпуна — случился рывок, треск, взрыв мути, и Толя, второй-добивающий– на этом же нырке всплывал, удивлённо рассматривая свой погнутый гарпун. Саша,первый-ожидающий – почему-то вместо победных вестей от друга – получил в ответ и свой погнутый гарпун. Хотя посылал товарища как бы не за ним, а за тем, в чём он уверенно торчал. Поиски велись ещё долго, сколько позволили силы и время. Их переживания о ударенной зря рыбе – говорят в их пользу, и они сделали всё,чтобы выйти из ситуации достойно.

Поражением поделились со мной, и ещё одним, очень опытным охотником Андреем. Андрей получил более точные координаты раньше меня, и безуспешно отпахал, в поисках крупного сома – трудовой охотничий день. Я, имея первый раз в распоряжении более туманные ориентиры – отработал от заката до рассвета, заплыв с берега, дав себе фору по расстоянию — с помощью бензинового буксировщика. Таким образом, у меня накопилась определённая усталость. Первый раз я пошел на его поиски уже после предыдущей ночной охоты…не мог устоять, не давала покоя мысль, что такой трофей может умереть бесцельно. Две ночных охоты к ряду, между работой – не способствуют полноценному отдыху. Но, переживания о возможной бесполезной смерти такой рыбы – не дали даже шанса отдохнуть, и я поплыл вторую охоту подряд. Не раздумывал я и в третий раз — когда Анатолий предложил мне попытать судьбу ещё раз, уже с лодкой, и выездом прямо на «блябуду, вот здесь это было». Аргументы «против», в виде бессонных двух предыдущих ночей, недосыпа, и обещанного ветра до 8 м/с – были сметены контраргументами,обычно легко вырабатываемыми нашими «больными» организмами. Как-то вдруг вспомнилось то, как часто ошибается прогноз погоды, и «да не первый раз на таких волнах…». Бунт организма, с требованием поспать — был жестоко подавлен впрыском адреналина и тайной надеждой на второе дыхание по такому важному случаю.

Сомнений больше не было. Снаряжение готово. Спуск, старт,прибытие на место икс. А вот с прибытием уже как-то немного пошли шероховатости, в виде трёх чёрных тушек, прыгающих на баллонах надувасика, как пьяные жабы. Но сопровождающие мысли — были только о старом анекдоте про танк:

— Салабоны, что самое важное в танке!? – вопрошал матёрыйпрапорщик

— Гусеницы…

— Башня…

— Пушка…

— Танкисты… — посыпались наивные предположения «духов».

— Ясно…отставить! Шелупонь зелёная….так вот, запомните,самое главное в танке – это НЕ ОБОСРАТЬСЯ!

Вот именно последний тезис из старого мудрого анекдота –один и заставлял всё-таки думать, а не только радостно прыгать задом на водных кочках.

Стихший мотор и плюхнувшийся якорь известили мир о наших самых серьёзных намерЕниях. Предложение было сделано, осталось нырять и ждать ответа. Заходя в воду, я просил об одном. Если воспаливший наши мозги сом уже начал забывать о небольшой неприятности в виде двух восьми миллиметровых инъекций мудрости – то пусть будь, как будет. Пусть живёт дальше. Но, если ему пришли на ум мысли уйти из этой злой жизни – то пусть уход не будет бесплодным,и на нашей совести. Не первый раз мне приходилось искать подранков. И нет хуже,чем видеть в итоге уже мёртвую рыбу. Мне хватило одного такого случая лично со мной,чтобы потом плевать на насмешки о закачке, чудовищных наконечниках, куканах и прочее. Жалко ведь не ушедшую рыбу. Весь кайф, все лучшие воспоминания – всегда о встрече, ещё до выстрела. Жалко — ушедшую умирать бесцельно рыбу. Которая не будет уже ни пищей тебе, ни радостью встречи — другим. Теперь я всегда охочусь так, каждый нырок — как будто именно на этом нырке я встречу его, ТРОФЕЙ. Я не ленюсь на каждую рыбку поменьше поставить регулятор боя на «мин». Уходит из-за этого? Ну и Бог с ней. Значит — ушла подрастать.

Итак, десантировались, короткий взаимный инструктаж от того,как заводить капризный двигатель (о, сцуко! — как это потом оказалось правдой…), до того — кто, куда, и зачем. Первые нырки, постепенно удаляющийся клотик оставленной лодки в бушующем водохранилище. Буквально сразу вижу судачкав районе 2-х кг. Нет, милый мой, не ты сегодня гвоздь нашей обширной программы.Не возникает даже мысли потянуться к регулятору боя. Трата времени. Точно также отпущен второй.

Между тем начинает что-то происходить в организме. Я никогда не пью кофе перед охотой. Никаких «Бёрнов», кофе, чая, и прочей возбуждающей ерунды. Это повышает уровень сердечной деятельности, сбивает дыхалку. А дерьмо типа первого – ещё и убивает организм всяким хламом. Но тут сказались две бессонные ночи. На заправке, по дороге, подумалось «слабы мы, ибо человекиесмь» — и выпилось чуток натурального кофе с молоком. Чтобы хоть как-то расшевелить присохшие поршни. Поршни начали шевелиться, только или не те. Или не так. Не знаю, может «печенюжка была несвежая», или волны слишком большие (откачки вообще-то меня не берёт за желудок), но где-то в районе поджелудочной что-то начало происходить. И скажем так – не очень хорошее. Шторм усиливается.Желание проблеваться, чтобы полегчало – тоже, как раз в унисон ветру. Зная подорванных на всю голову друзяк, и стойкий настрой «на щите или со щитом» –понимаю, что это ощущение будет преследовать меня до утра. Понимаю, что виной всему – сам, и нечего поддаваться слабостям, нарушая правила, особенно в такие моменты.

В общем, пару часов поиска у первой высадки. В итоге -наплывающее желание удалить несколько внутренних органов, и взятых пару лещей на отмели, ради «если что будет некрупное – стрельни, отдать товарищу, что в машине остался». Слышу и вижу – ищут меня пацаны. Сосветились фонарями, жду. Пока выпрыгивал в лодку – не успел смотать буйреп, как ребята всё втянули в лодку, и скинули в ящик. Сказать ничего уже не успел, «приеду-распутаю» -подумал. Собрались в лодке. Новости не лучшие. Под уже ураганный ветер принято решение переехать чуть ниже. То есть – ещё дальше от берега высадки. Итого -около 8 км не самый маленьких волн. Множенных на ветер, идущий почти против направления движения возврата. Спускаюсь первым, вытаскиваю буй, ружьё, лежу на воде, в попытке всё распутать. И тут что-то поддевает за пятку ласты. Она,долго не сопротивляясь – ловко, как китайский прыгун с вышки – уходит на дно,не оставив даже всплеска. Пытаюсь нырнуть сразу. С одним ластом это тяжело, к тому же неожиданно сбивает нашедшая волна, и ничего не получается. Всё произошло возле лодки, она уже на якоре, страшного вроде ничего нет. Но я знаю,как вода забирает вещи. На мой памяти уже не один десяток случаев, когда вот,прямо под ногами, и видимость…и ничего. Истерика, прямо под ноги упадёт – и всё, пропало. А тут шторм, видимость уже не ахти, течение, в том числе и от ветра, нагонное…в общем ощущение неприятное. Говорю ребятам о случившемся невольном позоре. Они ныряют…прямо тут, где всё произошло…и ничего. Я прыгаю в лодку, нужно распутать буйреп, сцепившийся с якорной верёвкой (на то и поддела мне ласт, натянувшись от лодки). Потому что уже и буй «прирос» к якорной верёвке. А на буйке GPS, которой болтает так, что вот-вот вытрясет о лодку -все нажитые непосильным трудом точки. Выхода нет, и пока Олег и Толя ищут мне ласт – я сижу на лодке как барин, и распутываю образовавшееся макраме. Правды ради нужно сказать, что «барину» так накатило откуда-то из поджелудочной,попытки сконцентрироваться на узлах – сыграли роль катализатора, и я понял,чтобы не мучится – нужно лишнее сбросить за борт. Пальцы в рот, и понеслась.Организм особо не сопротивлялся, и с радостью отдал воле волн продукт полураспада заправочного кофе. Стало чуть легче, особенно после многократно повторенной процедуры. А уж когда к блюющему человеку подплыл Тоха, и ткнул в морду пропажей – совсем стало хорошо, и даже волны не могли помешать радости этой маленькой победы над собой и взбрыкнувшей было частью снаряжения. Видимо, ласт что-то знал, и поэтому отказывался от работы…

Вторая эта наша высадка пришлась на почти отмель. Где, в общем — то любят шариться судачки, в поисках покушать. Как известно, даже этим животинкам тяжело плавать тогда, сильная волна на отмелях (даже на 5-6 метрах прилично шатало).

Ещё более усилившийся ветер, падающий прозрак – заставили опять собраться в лодке, и держать совет. Вариантов было немного – переезжать под фарватер, где от ветра защищал высокий берег, и нырять там. Или бесславно ехать на берег. Стыдно сказать, но прошедших две бессонных ночи, бунтующий кофе внутри тщедушного тела, покачиваемые на волнах – не сопротивлялись робкому общему настроению «а может нуегонах!?». «Нуегонах» в паре с остатками разума победили, и развернули наши стопы в сторону точки высадки позорного десанта. Мы думали «всё, домой». А по сути – всё только начиналось. Это мы катали губу, что полчаса тряски – мы пьём чай, кушаем кекс, запеканку, и едем домой. Через полтора километра пути назад – наш мотор, под предводительством и управлением Анатолия – решил, что ему, видимо, ранее – недостаточно уделяли внимание. И заглох. Решил, сволочь, наказать за допущенные где-то просчёты. Признаюсь честно, я, по пути блевавший с лодки ещё раз пять, шатающийся от усталости и накатившего желания положить на всё, лечь в лодке на плавающую снарягу и заснуть (нас залило так, что вода была по баллоны, и всё снаряжение плавало вровень в ними, мы её даже не черпали – не имело смысла) – подумал крамолу:«твою мать…ну вот точно – сейчас хрен заведём, как раз когда нужно – хрензаведём…эх-х-х, поспать бы». Как известно – мысль материальна. Эта оказалась точно материальна. Ни битьё в бубны, ни танцы с фильтром (в итоге — оный Олег заподозрил в предательстве, и мы его отрезали вообще), ни обещания сделать ТО на берегу, ни игры с подсосами и стартовым шнурком – ничего не дали. Мотор ушел в глухую защиту, сказал «хватит», и решил хоть раз в своей жизни покататься на людях. Нужно сказать, после многих часов последующих мучений – его жизни угрожала реальная опасность. Один лишь неувядающий юмор, и тайные надежды на возвращение искры блудного сына – не давали нам утопить этого предателя. И в течении многих часов переть его к берегу, попеременно меняя стиль и степень рвения. Да, поняв что мотор беспробуден — мы сначала думали плыть на вёслах именно на берег, к точке сброса. Через полчаса попыток пришла на ум фраза,которую любит повторять мой Сенсей: «а хрен вам, завода Петровского!». Ветер неумолимо стаскивал нас в сторону, мы не приближались ни на йоту. Когда я хожу на своей лодке – я обязательно беру телефон. У меня в лодке его есть куда положить, безопасно и удобно. Консоль позволяет спрятать его от любых погодных условий, от неаккуратных ног, воды, и сбрасываемых в лодку грузовых поясов. Тем более на моей лодке нет весёл. Шансы допереть её на вёслах большие расстояния –призрачно малы. А небольшие – можно и на ластах. Буксируется, кстати – очень неплохо. Гораздо легче, чем кажется при внешнем взгляде на пятиметровый RIB и мотор весом 120 кг. Поэтому телефон – всегда в лодке. Есть номера рыбачков, друзей-охотников, и других сумасшедших, которые в любое время дня и ночи, как и ты для них. Но тут я просто решил не брать. Думал, что кто-то из ребят возьмёт его с собой. Обычно берёт телефон «капитан». В этот раз я был рядовым матросом,поэтому телефон остался в машине. Отсюда шансов позвонить не было. Зная промысловиков из рыбартели – я прикинул, что они, скорее всего не будут выходить утром в такую погоду. Да и увидеть или услышать нас, с расстояния в 6-7 км, в бушующем море – нет никакой возможности. Это не так просто даже в штиль.

Поэтому, мы, около 2,5-3-х часов кряду гребли к берегу. Не туда, куда нужно. А туда, куда можно. Оставаться к рассвету, пусть и ближе к нужному берегу – не имело никакого смысла. Найти нас, просто так, случайно,стоящих на якоре во многих километрах от берега – никто бы не смог. Нам нужно было на берег. А там уже — смотреть мотор, искать людей с лодкой, искать отдыхающих с транспортом, и просить перевезти одного из нас к машине, чтобы потом приехать и забрать лодку. На крайний случай — просто идти пешком, вдоль берега,к машине. Пусть этот путь и был раза в четыре длиннее водного. Всю нашу дорогу на вёслах — Толя продолжал попытки заводить эту японскую хрень, решившую устроить нам — вторую Цусиму. Из результатов этих попыток – пару раз чуть не снесенная мне челюсть. Лодочка-то не очень велика, и сидящий на вёслах – как раз лихо попадал под руку того, кто пытался завести мотор шнурком. Учитывая рвение и желание завести эту тварь, а также крепкую руку Тохи – я имел все шансы получить, ко всему что на нас навешалось– глубокий нокаут посреди водохранилища. И добавить к одному отрубленному буржуазному механизму – свою,мирно лежащую в лодке тушку «від вітчизняного виробника». Раза три — заводящая рука чиркнула вдоль моего лица. Особенно когда я наклонялся с вёслами, для очередного захода на гребок. После того как один «чирк» был особенно близко – я понял, что рука заводящая может превратиться в руку глушащую. Что не очень хорошо скажется на моём, и так шатающемся и регулярно рыгающем с борта –здоровье. Поэтому, в дальнейшем — учитывал свои движения и размах руки товарища.

Хоть одно было хорошо – именно к этой охоте я решился — и таки одел 7мм голую курточку, так как в 5мм голыше, при длинных охотах – уже порой чуть приходила свежесть. Вот о чём я не пожалел – так об этом. Не знаю –каково было мужикам в их 5мм шкурах с нейлоном поверху. Толя хоть был в плащ-палатке, а Олег вообще без ничего. Даже через 7мм, постоянно обливаемый брызгами, очень сильно обдуваемый ветром – я прилично чувствовал свежесть,благо периодами наступала моя очередь на вёслах, и очередь согреться. Берег нас встретил полным отсутствием отдыхающим – хоть на лодках, хоть на машинах, хоть на чём угодно. Никогда я так не огорчался отсутствию отдыхающих. Вернее — я вообще никогда не печалился по этому поводу, а скорее наоборот, учитываю как«умеют» отдыхать наши люди. Итог – принято решение тулить вдоль берега пешим ходом, до хоть чего-нибудь. Я вспомнил рассказы о том, как спали люди в армии,стоя, на ходу, при переездах на машине, иногда – с открытыми глазами. Учитывая то, с каким я трудом всегда засыпаю – для меня это было нечто фантастическое. С этими радужными мыслями я…заснул, на ходу, толкая сзади лодку, в двигатель(смешно звучало слово ДВИГАТЕЛЬ по отношению к этой сволоте). То что заснул -это я понял по тому, как товарищи принимали решение «перекурить»,останавливались, а я ещё продолжал механически толкать лодку. Постепенно рассвело. Так ничто и никто не откликнулся на наши просьбы. Мотор так и не заводился. На наш ночной фейерверк фонарями – так никто и не ответил. На берегах никого не было. На воде – тоже. Мы уже почти дошли до населённого пункта, находящегося вдали на берегу, прошли старую полузатопленную церковь, и решили передохнуть. Было ясно – пешком нам идти – ещё не менее часов трёх-пяти.При этом, потом, нужно будет ещё переплыть почти километровый залив, отделяющий нас от машины – прямо против ветра, на вёслах. Проще было застрелиться, но хоть не представлять себе этот путь. Надеялись, что сможем кого-нибудь уговорить и отвезти Толю — к нашему пепелаццу.

Пройдя церковь – я с радостью прикинул, что идти до точек выхода на берег у этого населённого пункта – всего около километра. На фоне не менее чем двухчасового пешего перехода – это действительно казалось «всего».Наш двигатель заглох, чуть не дотянув до 3 часов ночи. Уже было чуть больше 7 утра. Более 4 часов передвижений со скоростью черепахи. До «дома» было, если просто идти дальше вдоль берега – точно, не менее 10 км. Даже по воде, напрямую– около 6 км, точно не помню, что там показывал ГПС. Из-за хитро изогнутого берега в этом месте, относительно того, куда нам надо – по сути, всё наше пешее передвижение – не приближало нас к заветной «точке». Пока мы шли по берегу – то если считать по прямой – мы почти не приближаясь. Только до точки, оттуда мы могли считать уже приближение напрямую (это был как бы угол треугольника) –было примерно три километра. А потом ещё около 7 км по береговым отмелям , таща лодку и труп мотора — на себе. При одной мысли — об этой радужной перспективе –хотелось прыгнуть в воду и просто поплыть напрямую. Скажу честно – если бы мне не было плохо, и я не ощущал физическую усталость от прошлых охот – я бы так и сделал. С места, где мы заглохли – напрямую было чуть больше 4 км. Совершенно вменяемое расстояние для ласт, пусть даже и в шторм. За пару недель до этой«охоты» – я, в этом же районе — ходил за 4 км только в одну сторону. И ещё тамна плавал с километр. А потом — 4 км назад (кстати, и в тот раз плыл туда по штилю, а на пути назад ударило сильное волнение). Но тут я не был в себе уверен, чувствовал себя отвратительно всей поджелудочной, периодически подтверждая это переклонами за борт. А на меня, в этом случае – был бы расчет,как на помощь. Мужикам пришлось бы оставаться в лодке, и ждать строго на месте,чтобы не уйти с «точки», забитой в ГПС. Благо рыбколхоз там рядом, и я знал что не откажут, даже просто дадут мотор и лодку.

В общем, отдыхаем у старой церкви, и Толе приходит в очередной раз юморная идея:

— Пацаны, может ещё раз попробуем? Может у церкви побывал мотор – так бесов погоняло?

— Давай, хуже не будет, всё равно пока отдыхаем…

Короче, чирк-бурк, эта тварь кашлянула-пёрднула, но пару тактов на-гора выдала….! Мы воспряли духом и уставшими членами. Но всё повторялось точно так, как когда он заглох. То есть обороты даже держал, и даже перегазовку, но при включении передачи – сразу глох. Потом он уже и не подхватывал, как и всю дорогу до церкви…а тут ожил, чем нас, сцуко – обнадёжил.Но как ни заводит Толя – это сволочь сразу глохнет, как только ткнёшь передачу.Мне, больше уже от скуки, и от памяти, что этого ещё не делали – приходит мысля:

— Толян, а возьми, воткни заднюю, попробуй…

— Так а зачем, что оно даст, Веталь?

— Та хрен его знает…просто попробуй..

— Да? Ну, а смысл?

— Да хер его знает, смысла нет, просто попробуй…

Толя заводит в очередной рас сие чудо, втыкает заднюю…И ОНО ЕДЕТ…И НЕ ГЛОХНЕТ!!! Нам уже было глубоко с пробором – задней, передней, на чёми как – только не толкать, а ехать. Несмотря на то, что при движении «через жопу» (вот он где – буквальный смысл!) – в лодку заливало воду – нам было всё равно. Лодка и так была полна воды, почти по борта. Такой себе суп из джипиэсов, ласт, ружей, линей, груз поясов, сиротливо болтающегося вместо приправы отрезанного топливного фильтра, пары лещей и пятка судаков. Но Толя делает финт ушами, рискует жизнью (не знаю, что бы мы сделали, если бы двиг от этого заглох, наверное скушали -бы сердце товарища))) ) – и включает переднюю. ИОН ПОЕХАЛ! А-а-а-а-а-а-а!!! ЕДЕТ!!! Две радостных чёрных тушки прыгают на ходув лодку, крестясь и матерясь – и едут домой. Едем строго вдоль берега. Пусть дальше по расстоянию, но зато если заглохнем – то хоть опять на вёслах не маслать пару часов. В начало девятого, через 30-40 минут хода уже на винте — мы упали на берег возле машины. Не менее пяти часов троеборья – с собой, водой и ветром. Никогда в жизни так тяжело мне не давалась пара гребанных лещей. ))) В машине я спал как младенец, хотя обычно никогда не могу заснуть в ней. Это был не сом, а кома. Как зомби разгрузился под домом, опять мне кто-то выстрелил в висок, и я упал на кровать.

Днём позвонил Толя…почему-то я вздрогнул при виде его номера. )))

Угадайте, о чём мы говорили? О моторе? А, ну да, мотор там какой-то заглох, было дело. Но зато судак….ведь на первых нырках присутствовал, мда…

— Надо бы это…проверить, а? Ну, как успокоится…?

— Точно точно, Толян, ща смотрю погоду…хмм…на завтра к ночи штиль, потом днём раздувает…но до утра вроде обещают штиль…успеем!

В общем, мы уже договорились – едем завтра. Надеюсь -успеем.

Но телефон я теперь возьму…