Что ещё было удивительным до запоминающегося, так это просто какая-то культовая лень и непритязательность местного населения. Я давно уже знал, и не раз размышлял над общей незамысловатостью жизни всех народов, живущих в относительно «тепличных» условиях, которые мало стимулируют к накопительству, заготовке, к капитальному строительству, утеплению жилищ, смене типов одежды/необходимости иметь тёплую одежду, и так далее. Да, по самому приезду я отмечал ленивое и неспешное течение этой тёплой жизни. Какие-то такие знаковые, в общем-то ожидаемые мною мелочи…типа спящего просто на картонке местного пацанка. Который, оказывается, не просто спал у дороги прямо на асфальте при посредничестве куска картона! Он вёл бизнес! Это я понял, когда через минут 20 подрулил к нему водитель местного средства передвижения, вездесущего как мухи, юркого как геккон, трёхколесного «желтокрытого» тук-тука. Бызнэсмэн нехотя покинул на пару секунд своё картонное ложе, тупо с прилавк…, пардон, — с земли поднял какой-то истрепанный куцый веник (и да, я не видел, чтобы покупатель потребовал книгу жалоб и предложений), оторвал от него пару стеблей, передал водиле, взял какие-то деньги, и опять ушел в своё картонное забытьё. Оказалось, что асфальт – это прилавок, картонка – вполне рабочее место, «веник» — это товар, а он не бомж — а продавец местного вида кайфа…неисповедимы пути твои…


Наш, пока ещё будущий кэп, до обращения в «Носи Манджари ДМ». )) Тоже, по ходу своеобразный хлопец. Пришлось пару шероховатостей «полирнуть», и дальше всё пошло ну так хорошо — как тёща под лёд…

Спиртного они пьют мало, пьяных я не видел, а вот людей-хомяков, быстро и смачно что-то жующих, с раздутыми щеками, в которые может влезть литровая банка – полно. Они считают, что жевание этого растения придает им силы, бодрости, и оно реально немного дурманит голову. Ну, не пробовал, я ещё и пива то не пил, не спец по дурманам, но у всех жующих глаза явно говорили о том, что о бодрости и силе они когда-то слышали, и непременно если вдруг что, то конечно, обязательно, вот так сразу и догоним, добежим, порвём…но пока отойдите, и не кидайте мне тень. ))) Глаза, подёрнутые поволокой вполне удавшейся жизни…ну что сказать — зато без алкогольной, и вообще агрессии, которой я не увидел в местном населении совершенно. Даже когда мы попали на мадагаскарский бокс (я бы назвал это несколько иначе, типа «веселое рабоче-крестьянское месилово»), и там вдруг началась массовая заваруха из-за вспыхнувшего конфликта между спортсменами – то, несмотря на массу движухи, жестикуляции, и бесконечный крик как на восточном базаре – я не увидел ни одной разбитой части тела, ссадин, или крови.


Дырка в простыне? Хуй вы угадали. Это окошко кассы мадагаскарского месилова )) всё как всегда — не парясь, с соседней мысли и свалки

Много шума, криков, залетели смешные бодигварды с кусками каких-то палок за ремнем, при штанах на три размера больше, но я не увидел ни в одной из сторон процесса — настоящей агрессии. Даже какой-то штрих, сделавший слюнный выпад в мою сторону (я снимал всё это, буквально подбираясь вплотную, в самый костёр), и что-то там выкрикнувший – не «убедил» меня. Я не увидел настоящей решимости и вызова, за мутной плёнкой на глазах и движениях, которая явно накоптилась от «сгорания» этих самых защечных веточек. Создалось ощущение ненастоящести.


С этим парнем было интересно — мы до боёв увидели его на дороге, тренирующегося со своим учеником. Он будет в фильме, снимали его, общались с ним. Неожиданно было увидеть его тут, на боях. Живёт он в хижине 3х3 метра из веток и соломы. Это уже был боец…

Как будто всё было спланировано. Как и сами «вызывающие» танцы бойцов. У меня они вызывали только улыбку, но никак не страх. Я сперва не понимал, что же они мне напоминают, эти их движения, танцы, которые происходили даже тогда, когда другие дрались…особенны забавными они были у, как мне сказали — «не профессионалов». Которые были на разогрев. Их бои больше напоминали милый сельский свадебный махач, чем что-то похожее на спорт. И, по ходу пьесы – все они были «нажеваны». Они молотили морды друг другу, но совершенно без злости, и стремления победить. Это уже типа кто были спортсмены, попозже – ну те да, какими-то искрами заинтересованности и спортивной злости простреливали. А остальным воЕнам света…по ходу им было важнее то, что они сейчас в центре внимания, чем сама победа. Они уже победили, как только сюда попали. Так вот они, всем своим этим боксом – напомнили мне всю их жизнь в миниатюре, ну, конечно то, как понял её я, за эти две недели (правда, очень насыщенные две недели). Они совершенно беззлобны в большинстве своём. Конечно, вывести из себя можно даже Будду, я понимаю. И из правил всегда есть исключения. Как, например, один раз выскочил некий перец из проезжающего тук-тука (а я думаю, хотел пару евро получить, за видео, таким нехитрым наездом, потому что и в нём я не «увидел» настоящей агрессии), и ломанулся к Сане (тот снимал вереницу этих мопедомашинов, для фильма), показывая недовольство. Да вот выскочил браточек немного не в тему )))) – ну прямо себе возле Олега, стоявшего чуть дальше по ходу движения. Я даже подойти не успел, как с высоты двух метров и ста сорока килограмм ему был задан один простой вопрос — «ю проблэм!?» — и тело споткнулось об указывающий на него палец, заткнулось, аннигилировалось, смялось, мгновенно растворившись в потоке жизни и тук-туков.)))

Но, в общем и целом я пропитался, и мне местами начало даже нравиться, это, просто похуистическое отношение к жизни, её течению. Сперва я многое просто не понимал и не принимал, особенно аля прелести восточного базара, индифферентность к течению времени и обстоятельствам вокруг. Видимо, яд странной душевной акклиматизации – начал растворять мою душу, замедляя ход мыслей, и переводя часы под местную скорость течения времени…прекрасно было бы получить в людях здоровенький розовощекий жизнеспособный симбиоз вот этой незамысловатой неторопливости, здравого болтовозложения и простоты, — и нашей, «большого мира» суеты и беспокойства о КПД, КПИ, ТТХ, ВВП и ПВВ, соотношениях цена/качество, расходах, бюджетах, лайках, лайфхаках, и прочей далёкой от них материи…


Упомянутый восточный базар, к колоритному знакомству с которым меня с улыбкой готовили мужики – таки да, реально вынес наизнанку. Предварительная подготовка не помогла. «Противник» таки нашел уязвимое место в обороне, и ловко свалил на жопу )) Не, я видел всякое, и готов был к чему угодно, сознание я не потерял. Мухи, и мусор, вперемешку с голожопыми и с блестящими глазами, здоровыми как боги, местными удивительными детишками, и прочие прелести – меня поколебать не смогли. Но бля…братья и сёстры, у них тут был подготовлен такой ход, который скомкал мою защиту, и заставил звать нашего бессменного помощника, советчика и переводчика с их языка и душ — Жильбера. Позвал его, дабы поправить сместившуюся мою точку сборки, распутать нити сознания и логики. Ибо я ну никак не мог понять, ну КАК, даже чисто из лени, КАК можно, всю свою тропическую жизнь, продавая вяленую рыбу, на одном и том же месте – не потратить пару евро на марлю, и не сделать себе защитный короб от мух!? Чтобы, блять, всю, блять, свою, блять, жизнь, блять, опять-таки блять – не махать руками, отгоняя орды мух от своего вяленого бизнеса…и не делая ещё более страшной вещи. Именно она мне и скомкала мою веру белого человека в здравый смысл…


Если по порядку, то, придя на рынок – я таки да, сразу окунулся в особую его атмосферу, о которой все так трепетно рассказывают. Не атмосферу тошнотворного барыжничества Египта, отвратительной смеси наглости, восточной витиеватой хитрости, в которой смешалось всё худшее от них и от нас. А именно колоритный восточный рынок, без этой ужасающей, сложной приставучести египетских садистов-лавочников. Не без того, чтобы дать рекламы, поторговаться, поулыбаться, но совершенно ненавязчиво, не обрывая рукава, и не требуя обещаний прийти «томорроу!? Абищай, брат, систра, друх — томорроу!?». И вот, пока я внимал всему вокруг, а Олег, как обычно, со своей нескончаемой атомной кипучей – летал по рынку и скупал почти всё и вся, а Саня снимал, — я приметил одну мадам…и чем дальше я смотрел, тем она больше меня заводила на интерес. В итоге я постепенно подобрался к ней, чтобы рассмотреть, зачем же этой жрице вяленой рыбы – нужен здоровый ножище, и метёлка. Не, ну по профессиональному, уже безусловному как рефлекс, движению руки, я понял издалека, зачем ей метёлка. Отгонять мух. Но вот страшная правда, зачем ей нужен тесак – я понял только после того, как подошел ближе. И меня заклинило, как поршень в гильзе мотора на полном ходу. Эта мадам очень ловко и быстро орудовала двумя руками одновременно. Одна рука ходуном ходила по равнодушным к этому мухам, просто пересаживающимся с рыбы на рыбу, по ходу — уже зная алгоритм её махания — наизусть. А вот вторая рука, с ножом которая – вскрыла мне вены веры в разум человечества. Она этим ножом вычищала просто горы яиц, которые мухи откладывали в рыбу намного быстрее, чем она успевала бэдээсэмить плетью и ножом. Она только-только вычищала верхнюю, на одной из стопок, смахивая яйца куда-то под ноги (поймите меня правильно, я не нашел в себе сил посмотреть туда, вниз), и быстро перекидывала её в основание стопки (где мухи могли так же спокойно лазить, просто не так удобно, зато безопасно), и принималась за вторую. Это на одной из горок. Коих тут было. Я онемел ногами, и стоял, смотрел на это священнодейство, боясь даже глянуть на другие кучки, плотно покрытые мухами. Когда оторопь прошла, и я осознал рвущиеся наружу вопросы – позвав Жильбера, как представителя этой культуры, этого народа и страны, — я задал ему вопрос, который не мог не задать. Я спросил у него, как у представителя их этой самой культуры (блять…) и народа – вот как ему ЭТО, то, что сейчас перед нами!? Он не видит в этом ничего такого…вызывающего? Это нормально? И это был только первый вопрос. «Нет, это ненормально, и я не стал бы это есть. Но я – считаюсь образованным человеком, я понимаю, а многие просто не обращают внимания, Виталик…». Ну, хоть это меня успокоило, мне реально не по себе было бы общаться так близко с человеком, который хотя бы как минимум не понимает, что это ненормально. Заметьте – если бы у них тут было принято жрать червей, — то никаких вопросов. Ну едят же тараканов, гусениц, и т.д. Я не собирался оспаривать это, пищевые пристрастия. Как говорил – я сам себя переборол – и попробовал жаб. Но помилуйте! — она ведь выковыривала эти яйца, чистила рыбу! Значит – она хорошо понимала, что это далеко не зэ бэст оф. И первый вопрос автоматически подтянул второй. Я поинтересовался, как он считает, это разве нормально – всю жизнь заниматься этим вот онанизмом, и не потратить пару копеек и час времени, чтобы сделать защиту из марли!? Лично я напряг свои белые булки, и сделал себе такой короб, для того, чтобы вялить рыбу, и потом не тошнило от вида яиц в рыбе. Нет марли? Нет времени? Нет денег? Конечно, все, и я, и Жильбер, и вот эта мадам колоритная, мушиная воительница – все понимали, что есть. И время, и марля, и деньги — всё есть, там сущие копейки и минуты затрат.


Братка Жильберка. Яшка — Одессит. Женька. Жэка. Дирэхтор. Часть шутливых имён этого веселого мадагаскарца. Который был с нами ВСЕГДА и ВЕЗДЕ. Учитывая его понимание нашей жизни (проучиться много лет, живя в Одессе — нельзя не проникнуться), образованность, знание русского — было очень ну просто очень интересно сверять свои ощущения и понимание их жизни — с его помощью. Это он нас привел на самую высокую точку острова Носи Бе. На заднем плане — озера, из которых добывают пресную воду и тех самых 10метровых крокодилов. От которых Жильбер нас и уберёг, ибо мы уже хотели сами туда, снимать красоты…

Нашему примитивному белому мозгу – сперва никаких возможностей нет понять все тайные ходы мыслей этих расслабленных людей. Это уже постепенно, как я понял даже из краткого пребывания – ты начинаешь входить в их измерение. Сразу это невозможно ни понять, ни принять. Как нельзя слепому от рождения пояснить, что такое видеть, что такое цвета – так нельзя и тут пояснить ходы этой заблудшей в нашем понимании логики…


Я приведу ещё один ярчайший пример этих сложных для нашего понимания запутанных лабиринтов сознаний других культур. Уже более близкий нам, как подводным охотникам. Итак, в наших обширных планах, как я уже говорил – должны были быть охоты постольку поскольку, а основное – это узнать о разных интересных местных гранях, и показать их. Ну и что может быть интереснее, чем общение, знакомство с местными матерыми «мясниками»!? Я трепетал в ожидании и надежде. И вот, одним вечером, смотрим, а судьба нам улыбается тремя белозубыми ртами, которые согласились открыть нам таинства их суровой профессии. Их где-то откопал наш уже-директор-фирмы-а-не-просто-вам-так – Жильбер. Привел пред наши очи трёх жестоких, суровых, мощных местных мясника, специализирующихся по постановке на колени — местного поголовья лангустов. Типа наших раколовов, короче. Саня построил их перед камерой, и давай вопрошать, через Жильбера донося наши вопросы в туманные дали, и, получая оттель ответы, при его, опять-таки, посредничестве. Я точно не помню, да и не суть важно это, но они занимались этим что-то типа по 5-10 лет, а один из них, самый старший – 25 лет и ни секундой меньше! С этих самых секунд я, всегда, уже на автомате «срезающий» чужой опыт, перенимающий его – начинаю на него обращать особенно пристальное внимание, и подхожу на это Санькино интервью.


Мы узнаем такое: что ловят они лангустов ночью, так как ночью их проще поймать, они выходят из укрытий, плюс их глаза светятся в фонаре, что выдает этих смешных местных раков. Ныряют эти бойцы невидимого фронта — на глубины до 15 м. Но в основном, признаются, что чаще примерно до 5м. И лангусты есть от метра глубины до этих самых 15 метров, смотря по сезону и погоде, в общем всё как у нас. По крайней мере, исследованы именно эти метражи, достижимые их силам и снаряжению ( пока мы его не видим, просто слушаем). Применяют для ловли — специальные сетки и штыри, чтобы убивать их, особо засевших и сопротивляющихся. Сдают они это всё дело примерно по 3 евро за кило. Ловят иногда помного штук, я так понял, в некие сезоны. Точно «штук» не помню сколько, но что-то до пары-тройки десятков. По ходу, по местным меркам – перед нами стоят местные олигархи. Да, это труд, понятно. Но мужики в прошлые поездки снимали труд на местных каменоломнях, и я выкладывал фото труда по добыче драгоценных камней….так там да, чистый АД. А тут, можно сказать офисная и здоровая работа, по сравнению. Причем – на себя.


Операторская работа с лангустами — имеет свои определённые прелести…))

Итак, вводные есть, и после интервью, заведённые новыми ощущениями — едем, специально в ночь, дабы и лангустов гарантированно увидеть, и самое главное – в полной мере проникнуться условиями и методами местных мясничков. С захода на катер – начинаю изучать нехитрую снарягу, и общаться с ними через нашего Жильбера. Не поймите неправильно, я не собирался ржать над ними в том, что они будут не в Ямамото или Хэйве, и строй пластин будет неправильным, или жесткость не так подобрана, или маска без просветления и вообще с прозрачным силиконом. Та даже и в силикон на их масках я не особо верил…хотя, один раз мы с Олегом гуляли на пляже, и встретили местного охотничка, ростом и возрастом — нам по пояс, так маска и трубка у него были ценой со всё снаряжение, этих наших «профи». Я уже далеко не один раз сталкивался с незамысловатым туземным подходом к снаряжению. И я вполне был готов к тому, что многие вещи будут из категории рупь/ведро. Но, с другой стороны, не передать, сколько раз я видел, при совершенно недорогом снаряжении такие вещи, такие тактики, что я просто поражался, и не уставал склонять голову перед находчивостью, изобретательностью, умом, хитростью, смекалкой, ровными руками людей, которые не имеют или возможности приобретать дорогие вещи, или не видят разумной целесообразности их приобретать. То есть, отсутствие каких-то серьезных финансов – не оправдание безграмотному снаряжению, тупизму в нём, полной неэффективности и т.д. А ТЕМ БОЛЕЕ если это люди – профессионалы. То есть – извлекают денежные знаки из окружающего эфира, благодаря этому. А эти лангустоловы — были именно профи, белой костью, голубой кровью, элитой, грозой лангустов и океана, и хз ещё чем. Конечно, я находился в режиме постоянной записи, был готов к шквальным потокам народной малагасийской мудрости и смекалки. Меня не удивили их примитивные маски, их ласты, по бокам полностью армированные разрезанными пополам велосипедными камерами, от калош до окончания пера — пришитыми просто нитями, без всяких там заморочек. То, что они ныряли просто в одежде, одевая майки, трико, шорты, слоями – тоже ноль удивления. Я бы больше удивился, если бы у кого-то из них было нечто наподобие гидрика. Незаморочливостью местных аборигенов я уже проникся, поэтому свою планку ожидаемого — снизил до последнего на ней деления. Но эти парни с добрыми улыбками, и, по-моему даже какой-то иронией в отношении нас, типа «понаехали, щас посмотрим, шо они нам покажут, эти белые турысты» — умудрились просто ногами втоптать её ещё ниже, просто под землю любых ожиданий.

И не надейтесь, продолжение будет…